Когда рухнул наш мир

В год мы сделали прививку ККП (корь, краснуха, паротит). Вообще, все прививки мы по календарю делали. В 1,6 месяцев сделали АКДС, после которой стало еще хуже. Невролог с педиатром медотвод не давали, для них ППЦНС не основание для медотвода. Да и я была ярой сторонницей прививок, поэтому долго отказывалась связывать прививки с тем, что происходило с нами дальше.

В течение нескольких месяцев после первой и второй прививок с ребенком стало твориться что-то непонятное. Аня стала очень беспокойной, опять появился тонус, особенно в ногах, они стали как будто «деревянные», потом появились «цыпочки». Срыгивания, которые сходили на нет превратились в «рвоту», Анюта уже ничего не грызла, давилась даже пюре и творожком, всю еду приходилось тщательно прокручивать в блендере и доводить до жидкого состояния. Из поильника пить тоже перестала, появились запоры. На горшок усадить было невозможно, начиналась истерика. Лепет исчез совсем. Анюта словно стала глухой, не отзывалась на имя, могла долго кружиться на одном месте. Боялась некоторых звуков, например, смыва воды в унитазе. Хотя, звук блендера ее почему- то наоборот веселил и она, услышав его, бежала на кухню и «танцевала». Стала есть туалетную бумагу, грызла картонные книжки. Не понимала, как играть с пирамидкой, неваляшкой, как копать совочком в песочнице и для чего нужно ведерко, как скатываться с горки, не ловила и не бросала мячик. Вообще, в игрушки играла странно, выкладывала их все в длинный ряд, разбрасывала их повсюду, кидала, стучала ими по разным предметам. Попытки показать, как надо играть заканчивались истерикой. В глаза Анюта стала смотреть мало, а если и смотрела, то взгляд этот был, как будто сквозь тебя. На площадке убегала далеко, не было чувства опасности совсем, меня не слышала, не обращала внимания ни на птичек, ни на кошек-собак, падала на ровном месте, была очень неуклюжей, не интересовали другие дети и вообще все люди. Ходить надо было одним и тем же маршрутом, иначе истерика.

В 1,3 месяца я стала водить ее на развивайки в группу «Вместе с мамой» с малышами от 1 до 2-х лет. Занятия состояли из логоритмической гимнастики под песенки Железновой, физкультуры для малышей, ходьбы под музыку с музыкальными инструментами, учились дуть свечку и ловить мыльные пузыри, делали поделки, рисовали, перебирали крупу и т.д. Здесь, сравнивая Аню с ее ровесниками, я поняла, что развиваемся мы как-то не так. На развивайках Анюта демонстрировала полевое поведение, бегала, не делала поделки, отказывалась рисовать, даже просто пластилин взять или карандаш уговорить было невозможно, сразу в истерику, все летело в разные стороны. Подражание движениям отсутствовало, хоровод водить не хотела, пузыри ловить тоже и это на протяжении длительного времени, что мы туда ходили. А это почти целый год! Анюта разительно отличалась от других малышей. У нее не было познавательного интереса, отсутствовала речь, даже примитивная, типа, «мяу-мяу», «би-би», «мама, «папа», «пока», «дай», отсутствовал указательный жест, если ей что-то надо было, она тянула за рукав и по нытью я понимала, что она хочет. Не пила из чашки, не умела дуть, прыгать, бросать мячик, не интересовали дети, их она как будто не видела, видела лишь игрушки в руках, которые пыталась отобрать. Если у нее отбирали игрушки, совсем не сопротивлялась и даже забывала, что они у нее были. Папа Ани (мой муж) все время говорил, что она еще маленькая, не хочет, захочет сделает, отстань от нее, но я ему твердила, что она не не хочет, а не понимает просто, что мы от нее хотим. Потом он согласился, что я все-таки права. Сидеть сложа руки и ничего не делать в такой ситуации я не могла.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *